3c5d5498

Ефремов Иван - Наука И Научная Фантастика



И. ЕФРЕМОВ
НАУКА И НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА
ФАНТАСТИКА "ЧИСТАЯ" И "НЕ ЧИСТАЯ"
Расцвет научной фантастики характерен в общем для всех стран с
высокоразвитой наукой и техникой, где они составляют основу роста
производительных сил. Наибольшее свое развитие научная фантастика получила
в англо-американской литературе. В Англии и Америке в 30-х годах нашего
века и в первые годы после второй мировой войны издавались десятки (до
60!) журналов, специально посвященных научной фантастике, печатались
тысячи рассказов, новелл, романов. Организовались даже специальные
издательства. Подобного этому полноводному (хотя и мутному) потоку не было
ни в каких других странах. Интересно, что, несмотря на былое первенство в
науке, Германия дала очень мало научно-фантастических произведений.
Очевидной причиной этого послужила общая деградация науки и культуры при
фашистском режиме.
Научная фантастика за рубежом многообразна. Американцы различают "чистую"
научную фантастику, основанную на тех или иных серьезных научных
положениях, и более "свободный" вид этого жанра, где в причудливом вымысле
авторы сплетают оборотней и кибернетические машины, вампиров и космические
корабли, привидения и высшие достижения химии. Немало и так называемой
научной фантастики, которая обходится даже без этой скромной
научно-технической основы. Надуманный бред преимущественно
религиозно-мистического оттенка лишь для занимательности оснащается
переносом действия на другие планеты или в отдаленное будущее. Иногда
местом извечной борьбы добра и зла становится какая-нибудь лаборатория с
маньяками-учеными во главе.
Сами читатели издеваются над подобной литературой, называя ее
"БЕМ"-литературой ("Bug and Monster"), подчеркивая постоянное присутствие
чудовищ или гигантских насекомых, вторгающихся на Землю из космоса или
встречающих астронавтов на планетах иных звезд. Другое издевательское
название для таких произведений - "ЭмЭс" (Mad Scientist) - безумный
ученый, то есть гениальный одиночка, открывающий ужаснейшие способы
истребления людей или потрясения всей планеты - очень частый аксессуар
англо-американской научной фантастики. Наконец третье прозвище также метко
выделяет ос-вову еще одного вида произведений: "Ю. Л." (Upheaval
literature), то есть литература катастроф, непременно случающихся с нашей
бедной Землей или с иными планетами, если действие перенесено в иные
звездные системы. Ядерная война, сметающая цивилизацию и перерождающая
человечество в толпу вампиров, крысо-людей или, в лучшем случае, в
дикарей. Или это вспышка сверхновой звезды, нередко и нашего собственного
Солнца, сжигающая начисто всю жизнь. В последнее время - столкновение со
звездой из антиматерии. Даже видные писатели-фантасты идут этими
утоптанными дорогами. Немалое число авторов использует фантастику для
открытой религиозной пропаганды. Характерный пример - три романа видного
английского писателя Льюиса о борьбе бога и дьявола на трех планетах -
Венере, Земле и Марсе. Совсем недавно появился мастерски написанный роман
Уолтера Миллера "Гимн Лейбовицу", где изображается всемирное возрождение
римско-католической церкви после крушения культуры и всеобщего одичания
из-за ядерных войн. В этом романе церковь, хотя и данная в несколько
гротесковом плане, все же единственный собиратель и хранитель былых
научных знаний. Пожалуй, еще чаще научная фантастика становится
детективом, где гангстеры и сыщики прикрыты лишь фиговым листком науки, а
череда убийств и преследований украшаетс