3c5d5498

Ефремов Иван - Космос И Палеонтология



И. А. ЕФРЕМОВ
КОСМОС И ПАЛЕОНТОЛОГИЯ
На пороге космической эры, в эпоху бурного и пока еще слабо
организованного развития науки, многие ее отрасли подвергаются переоценке. Не
избежала общей участи и палеонтология. С первого взгляда трудно уловить связь
между дисциплиной, извлекающей из земных недр остатки жизни давно прошедших
времен, и устремляющимися в бездны космоса науками о небе и превращениях
материи во Вселенной.
Ощущение грандиозной перспективы человеческих стремлений к познанию и
возможностей, открывающихся в космосе, предчувствие встреч с братьями по
разуму, контрастирует с утратой последних тайн нашей родной планеты, самые
отдаленные места которой вскоре могут быть достигнуты лишь за немногие часы
полета.
Становясь более взрослыми космически, мы начинаем понимать те величайшие
трудности, с какими предстоит сразиться, прежде чем уверенно ступить за порог
космоса, став сначала на ближайшие планеты нашего Солнца, а затем и
отправиться к другим звездным мирам.
Этот этап, вероятнее всего, станет осуществимым лишь после прекращения
бессмысленных войн и гонки вооружений, после объединения человечества в одну
дружную семью на планете, уже небольшой при современных средствах передвижения
и связи.
Какому искателю знания, не говоря уже о нас, палеонтологах и геологах, не
хочется помечтать о тех интереснейших последствиях, какие отразятся на всех
разделах науки, философии и индивидуального миропонимания после осуществления
палеонтологических раскопок на Марсе, Венере или, скажем, на планете 61
Лебедя!
Даже если планеты окажутся необитаемыми, то, может быть, пласты горных
пород на их поверхности сохранят остатки когда-то бывшей и исчезнувшей жизни.
Мы прочтем ее трагическую историю, заставив омертвленный мир раскрыть
катастрофу, стершую живую материю с планеты.
На обитаемых, но не населенных разумными существами планетах мы, изучив
древние окаменелости в ее недрах, сможем понять причину, по которой мысль не
вспыхнула в этой точке пространства, и яснее представить себе закономерности
ее возникновения из неживой материи.
Что касается миров, где разум создал уже цивилизации одного с нами уровня
или даже более высокие, то их обитатели, без сомнения, сами проникли в глубь
своей предыстории и при контакте с нами покажут весь путь исторического
развития жизни, приведшей к возникновению интеллекта, познающего природу и
себя и открывающего законы, ведущие Вселенную сквозь время.
Есть возможность, что мы увидим эту историю раньше, чем сами начнем
раскопки на планетах других звездных светил. В своем фантастическом романе
"Туманность Андромеды" я высказал предположение о развитии коммуникаций с
другими мирами путем передачи изображений от одной населенной планеты к другой
в "Великом Кольце" разумного общения. Позднее эту же точку зрения выразил Фред
Хойл в своих популярных лекциях "О людях и галактиках" в 1964 году.
Коммуникации с помощью волновых колебаний, движущихся со скоростью света,
осуществить безусловно легче, чем звездолетам выйти в бездны космического
пространства, поэтому мне кажется, что мы сначала именно так встретимся с
братьями по разуму.
Однако существуют ли они, эти братья? Каковы вообще могут быть жизненные
формы не только на планетах отдаленных звезд, но и на соседях Земли по
Солнечной системе? Не окажутся ли эти виды жизни настолько непохожими на наши,
земные, что даже если они будут разумны, мы никогда не найдем и тем более не
поймем друг друга?
Традицией, установившейся в нау