3c5d5498

Етоев Александр - Эксперт По Вдохам И Выдохам



prose_contemporary Александр Етоев Эксперт по вдохам и выдохам Когда известного писателя У. попросили высказать свое мнение о книге Александра Етоева (тогда еще в виде рукописи), мастер ответил так: «Главный ее недостаток в том, что люди в ней какие-то угловатые, слишком похожи на настоящих. А в остальном проза как проза — не хуже Пушкина, Толстого и Куприна». «И не лучше,» — добавим мы от себя, представляя эту книгу читателям.
1990 ru ru Ego http://ego2666.narod.ru ego1978@mail.ru FB Tools 2006-06-24 09E02D18-72FF-4C75-BD39-422DB33101E0 1.0 v1.0 — создание fb2 Ego
Эксперт по вдохам и выдохам Геликон Плюс 1998 5-7559-0015-9 Александр Етоев
Эксперт по вдохам и выдохам
1.
Замечательно — на потолке, как раз над моей головой, так безответственно положенной на жесткую гостиничную подушку, чернели пулевые отверстия.
«Здесь проживал гусар, пил водку, думал о женщинах и стрелял с тоски из лепажа», — соображение показалось здравым.
Потолок был ранен в пяти местах, не хватало двух пуль, чтобы вышла Большая Медведица. Тот, кто стрелял, верно, не думал о звездах. Или проще — в пистолете не хватило зарядов.
От пулевых норок по потолку тянулись толстые старческие морщины, расходясь, тончали, пересекаясь, ловили сеткой медленных медных мух.
Сон одолевал, дрема отяжелила веки, но будучи благоразумен, на всякий случай я раскрыл стоявший на полу саквояж. «Шарри, ко мне, мой Шарри!» Шарри — любимая заводная игрушка, мой электронный паук. Шарри незаменим. Имя Шарри придумал я сам, происходит имя от песьего имени Шарик, «к» я убрал как лишнюю, для рычанья добавил «р», и получился Шарри.
Шарри зверь молчаливый, не то, что змея или пес. Мой коллега Герман Петров предпочитает гремучих змей, когда нужно поставить охрану. Алик Ступкин предпочитает змей тоже, но декоративных удавов с Борнео. А я — по старинке — ценю дружбу электронного паука.

Привык. И Шарри ко мне привык. Два сапога — пара.
Лежанка была маловата. Росту я под два метра, точнее, метр девяносто четыре, и бедная голова, упершись в деревянную стенку, затылком ощутила в дереве некий овальный дефект. Не глядя, я пальцем ткнул за голову, и палец подушечкой прилепился к ровному скосу отверстия.

Лениво я повернул голову. Ага, и здесь гусарская пуля. Или это соперник помешал гусару изобразить звездного зверя до конца?

На внутренней стенке отверстия я заметил след высохшей рыжей краски. Я вздохнул. Гусарика стало жаль.
Через минуту я спал. Сон был красив и нежен. Мне снилась Лидия, мягкий молочный сосок, мягкие молочные бедра.
«Сон в руку?» — спросил я себя, просыпаясь. Встал и набрал номер. Маленькая любимая точка в южном полушарии планеты ответила, не заставив ждать:
— Аркадинька?
Я был возмущен и ответил громко и гордо:
— Я Миша, а не Аркадий, Лидия Алексеевна. Аркадий вам позвонит позже.
— Мишенька, ты откуда? — ангельский голосок.
«Нет, леди невинна. Несмотря на злодея Аркадия, несмотря на злодея Виктора, злодеев Адама, Юрия, Леонида.» Я оттаял.
— Лиданька, я из Бежина. Есть такой городок между Брестом и Петропавловском. Здесь зима, а у тебя что?

Лиданька, ты меня любишь?
— Люблю, — ангельский голосок. Хитрый-хитрый, невинный-невинный.
— А Аркадия?
— Мишенька, Аркадий — племянник, мальчик двенадцати лет.
«Ах, лукавит, коварная. Ангел, ангел… Змея.»
Еще пять минут разговора, и я понял, что сон не в руку.
Утро было туманное. Сквозь стеклянную зыбь окна заглядывали беленные инеем топольки. Пока я спал и звонил, дырок на потолке не прибавилось, и за это в награду Шарри Верный от руки хозяина лично имел быт



Назад