3c5d5498

Еськов Кирилл - Карстовый Провал



Кирилл Еськов
Карстовый провал
(несвоевременные мысли о романе М. и С. Дяченко "Пещера")
При неглубоком расположении от поверхности пещеры могут явиться местами
провалов (за счет обрушения свода) и образования карстовых колодцев, имеющих
дно, загроможденное обломками обрушившейся кровли.
В.В.Пиотровский "Геоморфология с основами геологии", с. 91
Отправным пунктом для этих заметок послужили опубликованные в 4 и 5
номерах "Белого Тезиса" отклики на книги М. и С. Дяченко: восторженный -- на
"Пещеру?) ("Тени Пещеры" (далее -- ТП) Н. Мазовой) и ругательный -- на
"Ведьмин век" ("Which witch is which?" (WWIW) А. и К. Тильман). Хочу сразу
же засвидетельствовать: на мой неискушенный вкус, "Ведьмин век" -- просто
одно из лучших прозаических произведений, попадавшихся мне в руки за
последние годы; собственно, Дяченко и пишут никакую не "фэнтэзи" (сиречь --
беллетристику), а самую что ни на есть настоящую Литературу. Это
предуведомление необходимо именно по той причине, что мои впечатления от
последнего их романа, "Пещера", будут, к превеликому сожалению, весьма
созвучны с WWIW.
""Ведьмин век" написан весьма хорошо. Даже отлично. Плотная вязь точно
выверенных фраз, напряженный сюжет, умело поддерживаемая динамика,
узнаваемые персонажи... Подкачал мир" (WWIW). Затем А. и К. Тильман
пунктуально перечисляют многочисленные "конные арбалеты" (или, если угодно,
"волны, падающие стремительным домкратом"), каковые они наблюли в
декорациях, составляющих фон сценического действа, и приходят к такому
заключению: "Итак, мир "Ведьминого века" не выдержал даже поверхностного
рассмотрения. Что интересно: книгу мы восприняли совершенно по-разному Один
из нас прочитал ее с удовольствием, залпом, "на одном дыхании", отвлекаясь
по ходу от всех неувязок и нестыковок, и только по окончании резюмировал:
"Замечательно! Но никуда не годится .." Другая начала спотыкаться уже на
второй странице, и еле смогла дочитать до конца. Общим же было то, что в
обоих случаях "неувязки и нестыковки" изрядно испортили впечатление от
книги. В разной степени: от неудобств до, увы, полной нечитаемости."
По ходу дела авторы WWIW констатируют, что означенных нестыковок
"читатели в большинстве своем не замечают, а если и замечают, то
отмахиваются, считая их несущественными для сюжета". Ничего удивительного:
все эти, вполне резонные, вопросы типа "За каким хреном крохотной
южноевропейской стране сдалось ядерное оружие?" в конечном счете не
настолько интересны, чтобы отвлечь внимание человека от захватывающей
истории любви ведьмы Ивги и инквизитора Клавдия. Достоверность миру -- что
там ни говори -- придают именно населяющие его персонажй; каждый из нас с
детства хранит в памяти непрошибаемо-самоуверенного профессора Челенджера и
лорда Рокстона, "прозванного Бичом Божьим в трех странах Южной Америки" --
оттого-то "Затерянный мир", со всеми его биологическими ляпами, в тысячу раз
достовернее, чем пастеризованная научпоповская жвачка "Юрского парка".
Однако существует все же и предел возможностей: мир романа "Пещера" оказался
настолько абсурден и внутренне нелогичен, что в него не способны вдохнуть
жизнь даже совершенно замечательные (как и всегда у Дяченко) герои.
"Наверное, чтобы окончательно понять новый роман М. и С. Дяченко, его
надо перечитать не один раз" -- так начинает свою рецензию Н.Мазова. Что
правда, то правда:
мне лично пришлось прочесть его дважды, причем вовсе не за тем, чтобы
выявить какие-то там "вторые планы" и "глубинные пласт



Назад