3c5d5498

Ефимов Игорь - Пурга Над 'карточным Домиком'



Игорь Ефимов
ПРИКЛЮЧЕНЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ
Пурга над "карточным домиком"
1
В комнате пахло горячим сургучом и дровами. Дрова лежали рядом с гудящей
печкой. Пожилая женщина в валенках и платке брала полено, стряхивала с него
снег и совала в открытую дверцу. Громко зашипев, полено исчезало в пламени.
Другая женщина, помоложе, стояла за барьером около электроплитки. Сургуч таял,
тянулся из банки за щепкой-мешалкой, и молодая с любопытством следила за
коричневой лентой - когда порвется. В углу пискнул зуммер. Обе женщины разом
подскочили к старенькому телефонному коммутатору, но молодой было ближе, она
опередила и первая взяла наушники.
- Ночлегово слушает.
- Анечка, ты? - раздалось в наушниках. - Ответь директору интерната.
Интернат, даю Ночлегово.
- Ночлегово? Ну, где там Зипуны? Сколько можно ждать?
- Алексей Федотыч, но я же вам говорила - не отвечают Зипуны. Наверно,
обрыв. Пурга-то какая - слышите?
Она повернула микрофон в сторону окна, за которым с воем и свистом несся
снежный поток.
- Что же вы мне пургу даете слушать?! У меня здесь на третьем этаже
пострашнее воет. Вы мне Зипуны, Зипуны дайте!
Молодая нащупала в ряду нужный штекер, вставила его в гнездо и несколько
раз нажала на кнопку вызова.
- Ну вот, опять не отвечает. - Голос ее звучал жалобно. - Наверняка обрыв.
Или Новый год до сих пор празднуют.
- Хорошо он начался, этот новый год, ничего не скажешь.
- А что случилось, Алексей Федотыч?
- Ребята зипуновские ушли домой, вот что. Четверо.
- Ах, разбойники, - воскликнула пожилая. - Ах они неслухи окаянные!
- Да не они, - закричал директор интерната. - Это я! Я неслух. Говорила
мне утром тетя Паня, уборщица, не пускай их, Федотыч, малые они еще да глупые.
Так нет же, я все свое: пятый класс, взрослые люди, инициатива, нужно
доверять. Вот и доверил. Где они теперь, эти четверо? Дошли? Нет? Успели до
пурги? Сижу теперь и трясусь. И поделом мне.
- Да как же вы отпустили? За пятьдесят километров!
- Какие пятьдесят? Это по большаку пятьдесят. А они напрямки на лыжах. Там
по лесной-то дороге и двадцати не будет. Они уже сколько раз так ходили.
- Тогда и сейчас дошли. Все по домам сидят. Пурга часа в два началась, не
раньше. Если с утра вышли, так должны бы дойти. Вы не волнуйтесь. А моя как
там у вас? Не попадалась вам на глаза?
- Ваша нормально. Мышку вчера на елке играла. Вообще, способная. Как пурга
кончится, привезем ваших на каникулы.
- Когда еще она кончится.
- Вот именно, что когда. Уж вы, Анечка, если Зипуны ответят...
- Конечно, Алексей Федотыч, конечно. Сразу же соединю.
В наушниках стихло, и снова комната наполнилась монотонным свистом ветра и
гудением пламени в печке.
- Зипуновские все отчаянные, - сказала пожилая. - А хуже всех
председательша ихняя, Ешкилева. Еще прошлый год с тигроловами за зверем
ходила.
- Да ну?
- Вот тебе и "да ну". - Пожилая окинула взглядом кучу поленьев. - Запасти,
что ли, тебе дров на ночь...
Она натянула ватник и вышла на улицу, но тут же, задыхаясь, влетела
обратно. Все лицо ее было залеплено снегом.
- Повалил - видала! Только с крыльца сошла, ну чисто как машина налетела.
Уж и не упомню такой пурги.
Молодая вздохнула и принялась запечатывать сургучом пачку заготовленных
бандеролей.
Снова запищал зуммер.
- Ночлегово! Вас вызывает научный городок.
- Ой, а зачем? - всполошилась молодая.
- Не знаю. Научный городок? Говорите. Ночлегово слушает.
Незнакомый голос звучал слабо. Казалось, он устал проталкиваться сквозь
щелчки, шорохи и писки на д



Назад