3c5d5498

Ефименко Владимир - Pavor Nocturnus



Владимир Ефименко
Pavor Nocturnus
Одноактная драма в трех картинах
Действующие лица:
Памела Андерсон - сексуально озабоченная девочка-подросток.
Ганс-Христиан - ее брат. Думает, что он - от Папы.
Папа - их папа, может, отчасти, и ваш.
Мама - никакая
Г-н Берн - бритый весьма приблизительно, что усиливает сходство с
обезьяной. Любовник Мамы.
Смерть - а возможно, и тетя Клара, местами.
Стол - за весь спектакль не произносит ни слова.
Лошадь - говорит только по-латыни.
АКТ 1, Картина 1.
Место действия - лужайка в духе Пуссена, хотя имеет некоторое сходство
с гостиничным номером, но это не сразу бросается в глаза.
Все сидят за столом.
АКТ 1, Картина 2.
Ганс и Памела сидят и любуются закатом. Папа курит трубку. Лошадь
щиплет травку. Стол накрыт. В воздухе нависла некоторая нервозность.
Ганс: - Пэм, смотри, какое солнце! Интересно, оно какое: твердое или
кислое?
Пэм: - Не знаю, не трогала. И не пробовала. Может, оно сладкое?
Напоминает леденец.
Папа (вмешивается): - Какие глупости вы говорите, дети! Как можно
судить о тех качествах, которые недоступны ощущению? Вы что, его щупали?
Ганс: - Нет.
Папа: - Вы его кушали?
Пэм: - Нет.
Папа: - Значит, вы единственно можете его видеть. И что же вы видите?
Пэм и Ганс: - Да, что?
Папа: - Единственное, что мы можем сказать со всей очевидностью - это
что оно МАЛЕНЬКОЕ.
Пэм : - Да. (смеясь) Оно даже меньше, чем твой фурункул.
Папа: - Это еще почему? (обиженно)
Пэм: - Потому что весь вечер только и было разговоров, что о твоем
фурункуле. А солнца ты даже не замечал.
Папа: - Тоже мне, невидаль!
Пэм: - Фурункулов в мире - миллионы, а солнышко - одно. Вот!
Папа: - Лично у меня - один. А остальные меня не чешут. Кстати, солнц в
мире ничуть не меньше. Посмотришь ночью на небо - вот уж где чесотка!
(Входит Мама)
Мама: - О чем у нас спор?
Папа: - Да вот, опять твоя доченька учит меня жить. Обнаглела вконец.
Мама: - Пэм, ты зачем Папе дерзишь?
Пэм: - А чего он лезет?
Папа: - Это кто это "он"? Хамство какое!
Мама: - Пэм, не хами, пожалуйста.
Пэм: - Вот, ты ему вечно подпеваешь!
Папа: - Как ты смеешь так говорить матери! Посмотри на нее! Вымя уже -
как у коровы, а мозгов нет совсем! Думаешь, взрослая стала?
Пэм (ядовито): - А что, уже больше, чем у мамочки? Завидно?
Папа (в сердцах): - Дура!
Мама (подходит к Пэм и громко шепчет): - Уж ты бы помолчала. Кто мне
батарейки посадил?
Пэм : - Какие батарейки?
Мама: - В вибраторе. А?
Пэм (смеется): - Это Ганс.
Мама (бледнеет): - Что?
Пэм: - Да, он их ставил в свой плейер. И вообще, не надо со мной
говорить, как с трехлетней. Мне уже, слава Богу, пятнадцать. Этот меня учит
постоянно уму-разуму...
Папа: - Я тебе сейчас дам, "этот"!
Пэм: - А ты не подслушивай, я с мамой говорю!
Ганс: - Больше двух - говорят вслух!
Все: - Заткнись!
Из-за деревьев выглядывает Смерть.
Мама(папе): - Ну ладно, не сердись на нее.
Папа (примирительно): - Хорошо, только пусть она не хамит больше.
Пэм: - А ты больше не подглядывай! (невинная улыбка)
Папа: - ЧТО?!!
Пэм: - Что слышал. Когда я была в ванне, ему вдруг резко понадобился
его помазок!
Папа: - Ах, ты дрянь!
Пэм: (Правда глаза колет?
Папа: - Сволочь! Да я тебя сейчас....
Пэм: - Руки коротки, старый! (хлопает дверью и выходит на соседнюю
лужайку.)
Лошадь: - Amicitia fraternalis bonum optimum est!
Папа: (размахивая кулаками) - Ну ты подумай, какая неблагодарная тварь!
Мама: - Успокойся, прошу тебя. Может, и я тут виновата.
Папа: - Наконец-то!
Мама: - Не в том, что ты



Назад